: Время прочтения:

Откуда берется обида на маму, как с ней справиться (и нужно ли это делать) рассказывает семейный психолог Мария Самоцветова.

Обида на маму как избавиться

Людей, приходящих в терапию, можно разделить на два типа: те, кто думают, что «мама ни при чем», и те, кто думают, что «во всем виновата мать». Я не знаю, кто прав, но знаю, что рано или поздно психотерапевтическая работа «спускается» на уровень отношений с родителями, на детский опыт; рано или поздно мы приходим к маме.

«Каждая мать выкладывает перед ребенком дорогу, по которой ему идти»

Мама — первый человек в жизни каждого. Она не просто приводит в мир, она через себя как через призму, об этом мире рассказывает: хорош он или плох, страшно там или безопасно, какие там живут люди, и чем вся история закончится. Мама своим поведением, словами, настроением, взглядами и смехом закладывает такой базис, такой фундамент нашей личности, что многие его характеристики невозможно будет изменить ни в какой терапии.

Все теоретические знания о мире, о людях и об отношениях мы узнаем через мать. Именно «через»: она может не говорить «никому не верь, тебя предадут», но так себя вести, что ты усвоишь эту данность, и, возможно, у тебя никогда не получится в этом усомниться.

Роль матери невозможно переоценить, поскольку даже ее отсутствие влияет на нас. Доказано, что депривированные дети растут болезненными, тревожными, имеют трудности в обучении, налаживании контактов и склонны к зависимостям.

Эпизод, где мать лупит ремнем до крови, рассказывается как заурядный факт биографии.

Мама — это не просто тело, которое нас выносило и родило, это проводник не просто в физический мир, но и в мир отношений, чувств, правил, творчества, свободы. Каждая мать выкладывает перед ребенком дорогу, по которой ему идти, кирпичики которой — она сама и есть. Для каждого ребенка на земле мама — это сакральная фигура, полубожество, хотя и просто человек, со своими страхами, травмами, болями, горестями, неумениями и незнаниями.

Бывает, что с мамой повезло, и мама как бы ни при чем. Бывает наоборот, и тогда мама, действительно, виновата.

«В сорок лет вдруг приходит осознание, что мама и не любила никогда»

За годы практики я слышала истории клиентов, от которых кровь стынет в жилах. Это истории, как самый родной человек — мать — унижала, избивала, пренебрегала, бросала, насиловала, давила, игнорировала, оскорбляла, запугивала.

Воспоминания не всегда пропитаны болью и горечью. Выросший в таких условиях человек не понимает, ЧТО с ним происходило, и КАК с ним обращались. Для него это единственный возможный вариант, это «нормально», а другого он и не знал. Воспоминаниями делятся с замершими лицами и остекленевшими глазами, потому что это область травмы и боли — и переживать ее заново не хочется. Эпизод, где мать лупит ремнем до крови, рассказывается как заурядный факт биографии.

Чтобы клиенты начали плакать на сессиях, то есть оплакивать эти моменты и соединяться с ними, должно пройти время. И тогда, как из ящика Пандоры, вылезают все табуированные чувства по отношению к маме: недовольство, страх, ярость, обида, ненависть, зависть. При этом мама остается мамой, привязанность и любовь к ней никуда не девается. Такая амбивалентность — люблю и ненавижу — сводит с ума, с этим тяжело примириться, это требует отдельной работы.

Случается, что, повзрослев, маму простить не получается — общение с ней слишком разрушающее и ранящее, и тогда с мамой надо условно проститься.

Помимо цунами чувств всплывает множество вопросов: почему, зачем, когда, о чем ты думала. По моему опыту, главные вопросы — это «Зачем ты меня родила?» и «Ты меня любишь?». Озвучить их человек может не сразу, но они разрывают его с детства. Если ты со мною так, то зачем я тебе? Разве это любовь? Это очень болезненный вопрос, и ответ на него иногда уничтожает человека. В сорок лет вдруг приходит осознание, что мама и не любила никогда, а родила по глупости, малолетству и незнанию. И это еще не самый плохой вариант! Бывает, что и ради квартиры или пособия рожают.

После такого «открытия» психотерапевтическая работа меняет курс. Во-первых, в сторону проживания горя и утраты (утраты надежды, что мама изменится и полюбит). Во-вторых, в сторону построения новой картины мира, в которой мама такая, какая есть, даже если она откровенно плоха. А в-третьих, в сторону жизни без обиды на мать.

«Бывают такие „мамы“, которых не хочется прощать»

Обида на мать мешает жить: с одной стороны — непонимание, бессилие, горечь, с другой — злость, гнев, и ненависть. С одной стороны — «опять она звонит, чего хочет», с другой — «это же мама, не ответить нельзя». С одной стороны, мать — святое, и ничего ужасного она не делала, с другой — как можно с теплотой и нежностью относиться к человеку, который манипулировал и унижал.

Кто хуже: мать-алкоголичка, у которой дети росли полуголыми и голодными, или мать, которая никогда не ругалась, но из-за разбитого сыном блюдца, могла три часа истерично плакать в закрытой ванной, а потом не разговаривать с ним две недели? Дети которой матери вырастут более счастливыми людьми? В моем кабинете, поровну и тех, и других.

«Перестаньте во всем винить родителей и возьмите ответственность за свою жизнь на себя!» — говорят некоторые психологи. И я с ними соглашусь: быть взрослым — значит самому решать свои проблемы, а не искать виноватых. Но с холодными, отвергающими, унижающими матерями очень сложно вырасти в действительно «взрослого человека» — автономного, ответственного, самостоятельного, независимого, и умеющего о себе позаботиться. Чтобы таким стать, нужно пройти весь процесс сепарации, а с подобными мамами сделать это практически невозможно — слишком много незавершенных чувств, обид, вопросов; слишком много тяжелого наследства. Повзрослеть — значит научиться общаться и взаимодействовать с родителями из позиции «взрослый — взрослый».

И это огромный шаг и поступок — сделать выбор между «сделать маме приятно» и «сделать приятно себе» в пользу себя.

Случается, что, повзрослев, маму простить не получается — общение с ней слишком разрушающее и ранящее, и тогда с мамой надо условно проститься. Понять и принять, что мама — именно такая, и другой нет и не будет, а поддерживать отношения с ней стоит очень дорого, и лучше его минимизировать. Перестать испытывать жгучую боль, вспоминая, как мама лупила вас мокрым полотенцем за то, что соседи ей про вас рассказали, не равно простить за это.

Бывают такие «мамы», которых не хочется прощать. Бывают такие мамы, чьи ошибки в воспитании несут очень серьезные последствия. Бывают мамы, которых не стоит приглашать на свадьбу и рождение первенца, потому что праздник будет испорчен. И это огромный шаг и поступок — решить, что собственное моральное состояние на свадьбе важнее традиции, долга и правил; сделать выбор между «сделать маме приятно» и «сделать приятно себе» в пользу себя. Не назло, из мести или вредности, а в рамках заботы о себе. Прощение и проживание обиды на мать не всегда делает отношения с ней радужными и теплыми как в рекламе, иногда прощение помогает окончательно отсепарироваться и дистанцироваться на безопасное от мамы расстояние, не испытывая при этом чувство вины.

Прощение — это всегда вопрос выбора: мы либо выбираем простить человека, либо нет. И это право — неотъемлемо. Никто не может заставить вас простить мать, потому что никто не переживал ваш эксклюзивный опыт быть ее ребенком. Никто не может у вас отнять право не прощать маму. И, к сожалению, в мире есть такие мамы, которых прощать не стоит.

Самоцветова Мария Алексеевна, Клинический психолог, семейный системный психотерапевт
Если вам нужна помощь опытного специалиста, запишитесь на прием к Самоцветовой Марии Алексеевне.