: Время прочтения:

Гипнотерапия — не только один из самых известных методов психотерапии, но и вызывающий огромное количество споров. Что такое современная гипнотерапия, когда она эффективна, и в каких условиях применяется? На вопросы отвечает психотерапевт, врач высшей категории, Ашмейба Нино Анатольевна.

Ашмейба Нино Анатольевна, психотерапевт, психиатр, врач высшей категории
Ведет прием в ЦМЗ «Альянс». Врачебный стаж 16 лет. Прошла курс обучения по Эриксоновской терапии и клиническому гипнозу. Окончила курс «Гипнотерапия в клинической психиатрии» у проф. Тукаева Р.Д., прошла обучение по когнитивно-бихевиоральной психотерапии расстройств аффективного спектра у проф. А.Б. Холмогоровой и проф. Н.Г. Гаранян. В 2016 году обучалась у известного специалиста в области гипнотерапии Нормана Воотона, практикующего в Великобритании и США.

— Начнем с самого очевидного вопроса: что такое гипнотерапия?

— Гипноз и гипнотерапия приобрели в нашей стране неоднозначную репутацию. Пациенты и многие врачи относятся к нему с недоверием и считают паранормальным или мистическим. Клиентам я объясняю природу гипноза так: существует три режима функционирования мозга. Первый — режим бодрствования, второй — режим сна, а третий — измененное состояние сознания, на границе между сном и бодрствованием.

Существует три режима работы мозга — режим бодрствования, сна и измененное состояние сознания, на границе между сном и бодрствованием.

Это состояние возникает в норме у каждого примерно каждые 1,5–2 часа на несколько секунд, чтобы мозг «перезагрузился». Многие хорошо помнят эти моменты, описывают их, как витание в облаках или «отключение» от реальности, когда голова не была ничем занята и человек ни о чем не думал. Существуют научные данные, что организм входит в режим самонастройки и отдыхает. Результаты электроэнцефалографии показывают, что мозг продолжает работать, просто иначе, чем в состоянии бодрствования или сна.

— Существует несколько школ гипноза?

— Гипноз изучается и используется уже более 200 лет, естественно, что сформировалось несколько подходов. Если честно, я не люблю директивный гипноз, когда терапевт делает внушения человеку, накладывает запреты. Например, сюда попадает кодирование алкозависимых. Человеку ничего не объяснили, может возникнуть внутренний конфликт, появиться тревожное или депрессивное состояние. А главное, он сам не предпринял никакой работы, а значит — по-настоящему не разобрался с проблемой. Вид гипноза, который я чаще всего применяю, называется проективным гипнозом. Этот метод работает с совокупностью образов, переживаний, ощущений, которые возникают у человека в трансе. Человек принимает решения на метафорическом уровне в своем внутреннем пространстве и потом получает возможность решить проблему и в реальной жизни.

— Этот метод можно применять при любых психологических трудностях?

— Гипноз ни в коем случае нельзя проводить человеку в психотическом состоянии: когда он в состоянии паранойи, слышит «голоса» и галлюцинирует. Кроме этого исключения проективный гипноз подходит почти для любых состояний: депрессивных, тревожных, панических атак, нарушений сна. Он не может навредить человеку.

— Расскажите, пожалуйста, как это происходит.

— Ко мне приходила молодая женщина, обратилась по поводу депрессивного состояния. После ряда жизненных стрессов качество ее жизни ухудшилось, она описывала это словами «опустились руки», «не могу дальше идти».

Гипноз — не работа психотерапевта над клиентом, а сотрудничество, в котором клиент совершает внутреннюю работу, а психотерапевт находится рядом и поддерживает.

В процессе проективного гипноза у нее в голове возникла картинка: она стоит перед дверью, знает, что туда нужно зайти, но не может из-за страха и тревоги. Во время проективного гипноза мы с клиентом беседуем, и после моих наводящих вопросов она нашла в себе силы открыть эту дверь, посмотреть, что за ней, походить в том пространстве и вернуться.

— Как она нашла в себе силы? Вы ее подтолкнули, убедили, что это стоит сделать?

— Ни в коем случае. Гипноз не проводится насильно, это не работа психотерапевта над клиентом, а сотрудничество, в котором клиент совершает внутреннюю работу, а психотерапевт находится рядом и поддерживает. В примере, который я привела, мой комментарий звучал примерно так: «Если не открыть дверь, то никогда не узнаешь, что за ней, но можно всегда оставаться на этой стороне». Я отражаю выбор, перед которым человек сталкивается в трансе, спрашиваю, что он хочет предпринять, и иду по пути, который выбирает клиент. Если я буду заставлять, человек просто последует инструкциям, а внутри никакой проблемы не решит.

— Как оценивается эффективность гипноза?

— По изменениям, которые наступают в жизни человека. В случае с этой девушкой она начала добиваться в жизни вещей, к которым раньше боялась подступиться. Приведу еще пример: другая девушка обратилась по поводу семейных проблем. Когда я вводила ее в транс, у нее было ощущение, что она в болоте, вокруг которого непроходимый лес. С одной стороны, она хочет в этот лес, потому что знает, что за ним хорошая жизнь. А с другой — не может выйти, из-за страха потеряться в лесу.

Если переживания слишком сильны, мы прекращаем транс и возвращаемся к простому обсуждению.

В трансе она выбралась из болота, стала плутать в лесу, и у нее возникло ощущение, что она убегает от чудовища. Несколько сеансов она бежала от него, но не могла убежать. Затем вдруг решила остановиться и посмотреть, что это за монстр. И с удивлением обнаружила, что бегает от своего страха. Она спросила, зачем он за ней гоняется, а он вдруг начал смеяться... После этого к ней пришло осознание, что на самом деле ее «гонит» по жизни. Это дало ей возможность наконец выйти из леса и изменить семейную жизнь. Недавно мне писала, что вышла замуж и родила ребенка!

— Получается, иногда образы бывают пугающими?

— Да, естественно, и это нормально. Иногда человек может в трансе заплакать. Это еще одно доказательство того, что в трансе человек находится не в безвольном состоянии. Если переживания слишком сильны, мы прекращаем транс и возвращаемся к простому обсуждению.

— Звучит похоже на волшебство: изменил что-то в фантазии и тут же всё поменялось в жизни!

— В жизни совсем не так просто. Людям нужно понимать, что от одного успешного сеанса проективного гипноза их жизнь не изменится моментально и глобально. Весь этот опыт, все эти ощущения требуют осмысления, переработки, и лишь потом, после того, как человек совершает работу по внедрению нового опыта в жизнь, наступают эти изменения.

В проективном трансе он рассказал, что находится в комнате, из которой нет выхода. На потолке ярко мигает красная лампочка, и он на нее смотрит не отрываясь.

Именно поэтому я постоянно комбинирую гипноз с классическими методами когнитивно-поведенческой терапии — дневниками, обсуждениями. По опыту, чем больше работы выполнено до гипноза, тем успешнее человек работает с проблемами в трансовом состоянии.

— Может ли гипноз быть опасен, навредить человеку?

— Если гипноз (как и любое вмешательство) проводится шарлатаном или человеком без квалификации — конечно может. Но существует миф, что гипнолог — это человек, который приобретает над клиентом огромную власть, вводит его в состояние транса и может сделать с ним и его сознанием всё, что угодно. Недирективный гипноз, который использую я, — принципиально иной инструмент. Во-первых, человек остается в сознании, продолжает всё слышать и понимать, поддерживает разговор. Во-вторых, гипноз не делается насильно, против воли человека. Я всегда спрашиваю клиента, хочет он попробовать этот метод или нет, он может выбрать альтернативный. В-третьих, как я уже говорила выше, я не отдаю распоряжений или указаний человеку в состоянии транса, а только нахожусь рядом и задаю вопросы о том, что происходит в его сознании.

— Почему вы выбрали гипноз как метод, к которому прибегаете чаще всего?

— Мне нравится краткосрочность метода, за 10–15 сеансов можно добиться достаточно хорошего результата. К тому же, гипноз помогает в состояниях, когда невозможно назначить полную дозировку лекарственных препаратов, например, при рассеяном склерозе. Но главное — с помощью гипноза человек может поработать над проблемами, которые он осознает, но не имеет ресурсов решить. Или в случаях, когда человек боится себе в чем-то признаться, а после транса вдруг видит это очень четко и ясно.

Приведу пример: обратился молодой человек, у которого не складывались отношения с девушками из-за неуверенности в себе. Те, которые выбирали его, оказывались очень властными, а к тем, которые нравились ему, он боялся подойти. В проективном трансе он рассказал, что находится в комнате, из которой нет выхода. На потолке ярко мигает красная лампочка, и он на нее смотрит не отрываясь.

Я спросила, зачем он это делает, почему не отвернется, ведь от лампочки могут болеть глаза. Он ответил, что не может оторваться, хотя знает, что не стоит смотреть. На вопрос, как это связано с отношениями, с девушками, ответил, что напрямую: он хорошо знает, что ему не нужны отношения с девушками, которые выбирают его, так как ему с ними плохо. Но всё равно подчиняется им и продолжает отношения, «не может оторваться». Для него это было большим сюрпризом, это осознание. На следующих сеансах в трансе он долго выкручивал эту лампочку, и в итоге, конечно же, выкрутил.

Ашмейба Нино Анатольевна, Психотерапевт, психиатр, гипнотерапевт
Если вам нужна помощь опытного специалиста, запишитесь на прием к Нино Анатольевне.