: Время прочтения:

Мы спросили четырех психотерапевтов, что они думают о последнем фильме Андрея Звягинцева «Нелюбовь».

Абакумова Елена Викторовна, врач-психотерапевт
Абакумова Елена Викторовна, врач-психотерапевт
«Она ждет счастливого конца, но этого не происходит и не произойдет: жизнь новая, а Женя прежняя. И ничего не получится — надо менять Женю, а не жизнь».

Главная героиня Женя не обдумывая рожает детей без любви, без осознания родительской роли, безответственно продолжает слепую погоню за мифической любовью и счастьем, предпочитает притворство и внешнюю респектабельность.

Видно, что пропажа сына — трагедия для нее. Примерно половину фильма зритель надеется, что это заставило задуматься героиню. Но нет: после всего пережитого Женя встроилась в новую жизнь. Она ждет счастливого конца, но этого не происходит и не произойдет: жизнь новая, а Женя прежняя. И ничего не получится — надо менять Женю, а не жизнь. Вроде очевидная вещь, но только не тогда, когда это касается лично тебя. Удобнее обманываться и пытаться вновь и вновь менять всё вокруг, но не себя.

Регулярно встречаюсь с такого рода историями, и меня не перестает удивлять сила материнской любви. Насколько огромна потребность ребенка в материнской любви и насколько велика власть матери над ребенком!

Работая с такими историями, сталкиваешься с чем-то системным — с тем, что выходит за пределы опыта отдельного человека, с тем, что передается от человека к человеку: с наследственным способом взаимодействия в паре «мать — ребенок». Здесь нет правых и виноватых, каждый желает добра другому, делает это, как может... Даже Женя, которая считает, что интернат, в который она хочет поместить мальчика, поможет подготовить сына к армии...

Но тем не менее, все несчастны. И кому-то надо прервать эту эстафету нелюбви. Первый шаг — это осознание своего сценария, через это появляется шанс прервать автоматический способ жизни. Сделать это можно через принятие себя и развитие эмпатии, хотя бы к себе. Это дает возможность любить, принимать и отдавать.

Мамаева Юлия Владимировна, детский врач — психотерапевт
«Они бегут от нелюбви друг к другу. Каждого можно понять. Им больно, им плохо. Жить в нелюбви невыносимо, невозможно».

Размышления тяжелые, как свинцовые тучи. И даже не столько грустные, сколько «никакие», как будто с твоими чувствами случилась anaesthesia dolorosa psychica (болезненная психическая бесчувственность; состояние, при котором человек ожидает от себя сильных проявлений чувств, но ничего не испытывает и страдает от этого — прим. ред.), осталась только невыносимая фактичность сюжета...

Вот идет жизнь, ребенок идет из школы домой привычной дорогой через парк, запускает забытую ремонтниками строительную сигнальную ленточку как воздушного змея, и застревает змей в ветках дерева... Приходит ребенок домой, садится делать уроки за письменный стол, смотрит в окно... «никакое» выражение лица, всё молчаливо и опустошенно... эта специфическая звягинская молчаливость, которая пробирает до глубины души... Вот выходишь на мороз в не очень теплой одежде, и пробирает тебя этот морозец постепенно и неотвратимо. Нет никаких сомнений, что если ты не оденешься теплее, замерзнешь, а если пробудешь на морозе долго, замерзнешь насмерть. Хэппи энда не будет. Будет холодная логичная последовательность событий. Действие — результат.

Родители мальчика живут свою жизнь. Каждый свою. Отцу не хватило любви в этой семье — он создает себе новую. Мать мстит мужу за измену и предательство. За нелюбовь — свою и его. Каждый занят поиском любви, которую жаждет душа. Они бегут от нелюбви друг к другу. Каждого можно понять. Им больно, им плохо. Жить в нелюбви невыносимо, невозможно. Ненавистью родителей друг к другу пропитано всё.

А что же ребенок? Ребенок поедет в детский дом после развода. Его семья закрывается. Навсегда. У него нет отца. У него нет матери. Есть двое людей, которые обманули его. Они научили его обращаться к ним «мама» и «папа». Но это вранье.

Он поедет в дом, где живут сироты — дети, оставшиеся без попечения родителей. У него нет попечения родителей. О нем никто не печется. Он не нужен. Он лишний. Он нелюбим. Никем. Никогда. Неотвратимо. Безнадежно. Это факт.

Что дальше? У мамы — эпиляция и ресторан, у папы — новая беременная жена. У сына — мучительная смерть и истерзанное нелюбовью тело в морге. Истерика биологических родителей. У папы — новый сын, которого можно унести в манеж, чтоб не мешал, у мамы — велотренажер на балконе новой роскошной квартиры. От их сына — только застрявший в кроне ветвей дерева змей из строительной сигнальной ленты. Всё. Точка.

Ильина Елена Анатольевна, психолог, супружеский терапевт
«Ребенок должен быть желанным. Тогда для него любви будет достаточно. Да, иногда материнский инстинкт просыпается после родов, но это не такая частая история, как принято считать».

Сейчас, когда ребенку дают характеристику, почти всегда отмечают, что он из «благополучной семьи». Это кодовая фраза, которая означает, что папа и мама не пьют, ребенка не бьют, квартира есть. В фильме показана внутренняя кухня этой «благополучной семьи», в которой ребенок психологически, эмоционально брошен. Современные, молодые родители, которые заняты собственными жизнями, личностями, любовниками и работами. Которых никогда не интересовал этот ребенок: ни его внутренняя жизнь, ни интересы, ни потребности. Растет — и ладно.

Для меня было показательным, что Женя откровенна в том, что никогда не хотела этого ребенка — он был инструментом побега из родительского дома. Часто вижу эту историю у клиентов, и вывод из нее только один: ребенок должен быть желанным. Тогда для него любви будет достаточно. Да, иногда материнский инстинкт просыпается после родов, но это не такая частая история, как принято считать.

Та же история и с браком: Женя откровенно говорит, что замужество было нежеланным. Есть множество мифов, что выходить замуж девушке надо в определенном возрасте, что у некоторых «время подошло», «стерпится-слюбится». Но в реальности брак, как и рождение ребенка, должен происходить в результате осмысленного желания взрослого человека, а не в давления общества или настойчивости родителей.

Очень показательной была позиция папы: «я деньги зарабатываю, что от меня еще нужно?» И эту позицию сплошь и рядом встречаю у пар, которые приходят на прием.

Мне бы очень хотелось, чтобы родители увидели то, что на мой взгляд является главным посылом фильма: то, что ребенок у себя в комнате, еще не значит, что с ним всё хорошо. Вся трагедия разворачивается как раз из-за этого предположения Жени и Бориса. Он слышит их разговор, принимает решение и исчезает. Если бы родители потрудились гарантировать, что их ссор ребенок не услышит, этого можно было бы избежать. Не говоря о том, что если с ребенком есть эмоциональная связь, то любую трагедию можно пережить.

Серебряная Анна Владимировна, когнитивно-поведенческий терапевт
«Все главные герои фильма показывают различные грани нарушений эмоциональной регуляции: Женю можно считать обладательницей истерической акцентуации личности, Бориса можно назвать носителем шизоидной акцентуации».

Всегда, когда видишь на экране тонко и точно подмеченные характеры и настоящую жизнь без прикрас, задаешься примерно тем же вопросом, что и во время приема: почему? Почему эти люди так себя ведут? Что ими движет? Простой ответ — их так вырастили. Конечно, после одного взгляда на маму главной героини Жени хочется уже не ненавидеть ее, а жалеть. Но что такого случилось с психикой от ее воспитания?

Все главные герои фильма показывают различные грани нарушений эмоциональной регуляции.

Женю можно считать обладательницей истерической акцентуации личности. Ей сложно контролировать эмоции, что видно в отношениях с мужем Борисом, она использует и чрезмерные эмоции, и сексуальность для того, чтобы удерживать мужчин. Она погружена в свой внутренний мир, в его интенсивность и драматичность. И ей вдвойне тяжело, когда ей приходится общаться со следователем, с начальником ПСО: это те мужчины, которые «не ведутся» на эмоциональные всплески, и она теряет инструмент, которым она привыкла пользоваться, чтобы управлять окружающим миром.

Борис — противоположная история. Его можно назвать носителем шизоидной акцентуации: его эмоциональный мир скрыт для нас, он либо не чувствует эмоций, либо с трудом представляет себе, как их проявлять. То, что принимается за сдержанность, вполне может быть признаком погруженности во внутренний мир. Только, в отличие от Жени, он наполнен не яркими переживаниями, а мыслями и фантазиями об абстрактных вещах.

Как это часто бывает, когда отношения завязываются между людьми с противоположными акцентуациями, произошла имплозия. Женя требует активности и эмоций в ответ на свое поведение, а Борис в принципе не способен на это и не понимает, что от него нужно. И жизнь героев не изменилась из-за трагедии как раз потому, что их поведение — не результат супружеского раздора, как они считают, а результат глубинной личностной организации.

Женя находит мужчину, который, очевидно, примерно такой же, как Борис, только способен уделить ей больше внимания, в том числе и финансового (быть может, поэтому этот союз будет более долговечен). Борис находит женщину, которая точно такая же, как Женя (чего только стоит фраза «А как же я?!» в момент, когда отец пытается отыскать пропавшего без вести сына).

Люди, как это часто случается, не поняли главного: жизнь бывает ужасной, но часть проблем мы не только создаем себе сами, но и сами обязаны решать не через изменение других, а через изменение себя.

Что вы думаете о фильме «Нелюбовь», о его главных героях? Поделитесь мнением под постом в фейсбуке.